Сергей Пускепалис: Надо делать фильмы о том, что россияне хорошие

11 апреля 2019, 12:50Статьи
Фото:

В мае в Железноводске пройдёт международный кинофестиваль «Герой и Время». Помимо традиционного показа фильмов и встреч с гостями, организаторы собрали в рамках фестиваля обучающую площадку: резиденцию.

Отбор прошли 20 человек со всей страны. Первая сессия состоялась в марте 2019 года, следующие намечены на май и ноябрь. Как заявляют организаторы фестиваля, они ставят перед собой задачу вырастить новых кинематографистов. О будущем и настоящем российского кино, о цензуре и пропаганде, о самой резиденции и о том, можно ли заработать, снимая фильмы в России, мы поговорили с одним из инициаторов фестиваля Сергеем Пускепалисом.
— В чём отличие российского кино от зарубежного (США, Европа, Азия)?
— Всё-таки сейчас в полнометражных зарубежных фильмах делается упор на экшн, на зрелищность, грубо говоря. А вот российское кино… Оно больше тяготеет к осмыслению жизни, человеческого духа. В этом, наверно, и заключается отличие. Скорее всего, поэтому у нашего кино не очень хорошая прокатная история. Сейчас американские картины такого рода ушли практически все в серьёзные телесериалы, потому что за час-полтора хорошо рассказать о человеческой жизни трудно. Бывают, конечно, исключения, но всё же… Поэтому полнометражные ленты сейчас больше как развлечение. 
— Что представляет собой российское кино на данный момент? На каком этапе развития оно находится? 
— Я думаю, что сейчас оно в процессе осмысления конкуретности к западному кинематографу. Да, есть и западные экшены, которые пытаются совместить в себе какие-то человеческие моменты, от этого никуда мы не денемся. Также сейчас министерство культуры предоставляет хорошее финансирование российским кинолентам, помощь значительная оказывается. И учреждения киношколы, которые сейчас открываются, тоже делают важные вклад: создают кадры в этой сфере. Так что, мне кажется, что сейчас после 90-х годов, когда всё было отдано на откуп Голливуду, в стране постепенно приходит самосознание и ощущение необходимости создания национального кинематографа. Но это очень сложный и долгий процесс. 
— А когда изменилась эта ситуация и правительство начало финансировать кино?
— С приходом нового министра культуры Владимира Мединского и его команды. 
— Как оцениваете уровень финансирования, он достаточный? 
— Пока трудно говорить об очень эффективном результате, но это и вопрос не одного года. Конечно, интерес к данной теме, к сфере кинематографа, со стороны правительства я чувствую: и по работе фонда кино, и по наличию конкурсов от Минкульта России, которые они учреждают, и по количеству фильмов, которые снимают или пытаются снять на выделяемые средства. Хотелось бы, конечно, чтобы больше снималось картин, но я не романтик, не утопист в этом вопросе, и понимаю, что сколько сейчас могут себе позволить предоставлять средств, столько и дают. 
— Реально ли молодому режиссёру получить деньги от Минкульта, или дают только проверенным специалистам? Что для этого надо сделать?
— Получить средства реально. Для этого надо написать очень хороший сценарий, составить хорошую заявку и отстоять этот проект. А уже решать, предоставят вам деньги или нет, будет совет того фонда, куда вы обращаетесь. Каждый раз это удача, лотерея своеобразная, многое зависит от состава жюри. Но чтобы вас пропустили — то, что вы предлагаете, в первую очередь должно быть содержательно, интересно, должен быть готов сценарий, приблизительные договорённости с актёрами тоже должны быть. Это нужно, чтобы жюри понимало, что всё серьёзно, потому что любая смета на фильм начинается от 600 тысяч долларов и может доходить до одного миллиона. Поэтому гарантии какие-то должны быть, что деньги не пропадут.
— Какого героя сейчас не хватает российскому кино?
— Как раз этой теме будет посвящён фестиваль «Герой и Время», который пройдёт в Железноводске в мае этого года. Там мы попытаемся ответить на этот вопрос. Но так сразу сформулировать ответ невозможно. Если бы я его сформулировал, я был бы гением. 
— Какое будущее у российских кинофестивалей? Нужны ли независимые кинофестивали?
— Я не знаю, что такое независимые кинофестивали. Не видел ещё такого нигде, все от чего-то зависят. А кинофестивали обязательно нужны, потому что это не театральный фестиваль, где нужно обязательно вести труппу, огромное количество людей. Кинофестивали гораздо мобильней. Они удобнее в своём регламенте. Можно больше посмотреть. Сейчас в стране очень много кинофестивалей. В каждой области, практически в каждом крае есть один-два кинофестиваля. Каждый из них по-своему отражает культурную жизнь и интересы региона. 
— Что лучше: снять фильм и отправить его на кинофестивали, а потом показывать в кинотеатрах, или сразу нести в кинотеатры? Что прибыльнее?
— У каждого произведения своя дорога к успеху. Но вообще ситуация с кинопрокатом российского кино пока достаточно вялая. Что бы заработать на кино, необходимо много рекламы и много копий фильма, которые предоставляются в кинотеатры. Каждая копия стоит определённое количество денег. Поэтому иногда рекламная кампания должна превосходить своими финансовыми объёмами в разы стоимость картины. Но это уже вопросы дистрибуции. Основной принцип такой: «Снял хорошее кино, прорекламировал, сделал много копий — заработал». Другой системы нет.
— Что сделать, чтобы российская киноиндустрия приносила деньги? нужен ли закон о 30-50 процентах кино в российских кинотеатрах?
— Я отношусь к этому симпатией, потому что кинорынок сейчас захвачен и конкурировать с этой системой мы не можем никак, кроме как при помощи административного ресурса. Конечно, это надо регулировать.
— Будущее за интернетом или кинотеатрами? Кинотеатры исчезнут в ближайшее время?
— Не думаю. Просто будет меняться их архитектура. Они, наверно, будут делиться на какое-то очень удобное просмотровое пространство, но работать не перестанут. Всё равно, когда люди вместе смотрят фильм — это гораздо интереснее, чем если сидеть одному дома. 
— А современные сериалы не перекроют интерес к фильмам?
— Фильмы просто будут со временем носить другой сюжетный и событийный ряд. Может, будут делиться на серии и выходить постепенно. Такое уже сейчас есть, например, фильм «Гоголь». Либо буду делать сериалы, а потом снимать полнометражные ленты.
— Считаете ли вы, что театр сейчас больше интересен молодёжи, чем фильмы, которые снимаются российскими режиссерами?
— Нет, не считаю. Надо всегда смотреть на количество просмотров российских фильмов в YouTube, например. Там большое количество просмотров, а этой площадкой в основном пользуется молодёжь. В Москве, конечно, театр очень интересен молодым людям, но и фильмы российские им тоже интересны.
— Вы считаете, пропаганда и цензура допустимы в искусстве? Как лично вы трактуете понятия «пропаганда» и «цензура»? 
— Я считаю, что без пропаганды и цензуры вообще ничего невозможно. Тут другое дело, каких областей они касается. В первую очередь, важна внутренняя цензура, потом — цезура как в медицине, ведь одно лекарство может помочь взрослому, но убить ребёнка. Так же и произведения искусства тоже надо цензурировать. Это я говорю о введённом возрастном ограничении: 16+, 18+. А пропаганда всегда, в любом произведении присутствует. Это пропаганда хорошего или плохого, пропаганда личных проблем, пропаганда добра или зла. Так что я не отделяю эти два понятия от любого произведения искусства. 
— А политическая пропаганда или политическая цензура тоже должны быть? 
— Мы находимся сейчас в очень сепарированном мире, где на решение своих политических проблем делается огромный упор. Зная, сколько сейчас выделяют Голливуду, чтобы создавать образ врага в лице Российской Федерации, просто зная это не понаслышке, имея в руках сценарии, по которым снимают про нас фильмы, я понимаю, что мы вынуждены тоже что-то корректировать.
— Нам тоже надо делать фильмы, что американцы враги?
— Ни в коем случае. Нам просто надо делать фильмы, что мы (россияне — прим. «Победа26») хорошие. 
— А как относиться к американцам?
— С огромным уважением, с почитанием. У нас должно быть другое оружие. Это они нас кошмарят, а мы должны понимать, что это хорошие люди, такие же, как и мы. 
— Что для вас включает в себя понятие «внутренняя цензура»? 
— Оно включает для меня только одно: чтобы хорошим людям вокруг меня было хорошо. 
— Почему фестиваль решили проводить в Железноводске? 
— Во-первых, это обусловлено его комфортным расположением в курортном месте, здесь красиво. Вся эта территория как будто создана для некоего праздника, и не только телесного здоровья, но и культурного. Здесь многие деятели культуры и XIX и XX века это находили. 
— Что рассчитываете получить от работы резиденции? 
— В лице ребят, которые здесь обучаются, мы планируем получить партнёров. Планируем, что они потом будут работать на разных площадках, но хотелось бы, чтобы в душе сохранили чувство симпатии к родному краю. По сути это наши будущие помощники. Потом они будут выходить со своими проектами на другие структуры, серьёзные, финансовые, получив здесь старт и заряд, художественный и культурный.
Фото: Сергей Корнев, Егор Максимов